СЕМИНАР
Альфа_мед

Суд с человеческим лицом: в Совете Федерации задумались, как избавиться от поголовных арестов

Бороться со сложившейся практикой излишнего назначения меры пресечения в виде ареста можно через квалификационные коллегии судей, привязав этот вопрос к системе их назначения и прекращения полномочий, в том числе — в Высшей квалификационной коллегии судей; Совет Федерации будет прорабатывать этот вопрос, сказал ЯРНОВОСТЯМ глава комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и госстроительству Андрей Клишас.

— Я считаю, что вся нормативная база есть. Вопрос только в исполнении судами решений Пленума. Мы можем этот вопрос (излишнее назначение судьей меры пресечения в виде содержания под стражей — прим. ЯРНОВОСТИ) сделать актуальным для квалификационных коллегий и в части Высшей квалификационной коллегии судей сделаем это, но не вмешиваясь в конкретные судебные дела, — сказал Клишас ЯРНОВОСТЯМ.

Обсуждение темы началось в Telegram-канале Клишаса еще с утра.

— В далёком 2013 году было принято Постановление Верховного Суда РФ по вопросу содержания под стражей лиц до решения суда. Тогда инициатором рассмотрения этого вопроса выступила ВИ Матвиенко. Председатель ВС РФ Лебедев ВМ поддержал нас и Верховный Суд принял Постановление Пленума. Прошло почти 10 лет, но создаётся впечатление, что судьи продолжают отправлять за решётку подозреваемых по уголовным делам, не принимая во внимание позицию Верховного Суда. Особо нетерпима ситуация по экономическим составам. Может быть уже квалификационные коллегии судей обратят внимание на эту ситуацию. С учётом вчерашнего выступления Лебедева мы надеемся на перелом в судебной практике, — написал Клишас (орфография и пунктуация сохранены).

Накануне председатель Верховного Суда Вячеслав Лебедев в ходе пленарного заседания Совета судей призвал сократить число арестов, отметив, что в стране фиксируется перебор с заключением под стражу фигурантов уголовных дел. Он подчеркнул, что суды «не в полной мере реализуют возможность избрания мер пресечения», которые не связаны с арестом.

Клишас опубликовал то самое постановление пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2013 года № 41, на которое ссылается Лебедев.

— Избрание в качестве меры пресечения заключения под стражу допускается только после проверки судом обоснованности подозрения в причастности лица к совершенному преступлению, — гласит этот документ.

Далее в нем говорится, что проверка причастности не может сводиться лишь к формальной отсылке на наличие у следователя данных об этом, при этом суд не может при избрании меры пресечения давать оценку виновности. Более того, согласно постановлению, подозреваемого или обвиняемого нельзя заключать под стражу, если нет достаточных данных полагать, что он скроется, будет угрожать следователю, свидетелям или потерпевшим или препятствовать расследованию.

— Решая вопрос об избрании меры пресечения и о продлении срока ее действия, суд обязан в каждом случае обсудить возможность применения в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления любой категории иной, более мягкой, чем заключение под стражу, меры пресечения вне зависимости от наличия ходатайства об этом сторон, а также от стадии производства по уголовному делу, — говорится далее.

Адвокат Сергей Бадамшин иронично отреагировал на публикацию Клишасом постановления пленума, прокомментировав в своем Telegram-канале пост Клишаса: «Не в тот чат». «В тот самый)», — отреагировал Клишас. Далее между ними произошел следующий диалог:

— А где вы были эти годы, Андрей Александрович? — спросил Бадамшин.

— Я — в Совфеде и этот вопрос поднимали на Комитете не раз? А Вы? — отвечал Клишас.

— А я в судах 41 пленум цитировал. Результат у нас у обоих тот ещё. Вы при поднятии вопросов моих коллег с земли позовите, полюбопытствуйте их опытом, — продолжил адвокат.

— С оценкой результата — согласен. Может быть потому, что это полномочия судей (такие решения принимать ). Правда это не значит, что эту ситуацию можно так и оставить. Верх Суд это тоже перестало устраивать (надеюсь ), — согласился сенатор.

(Во всех репликах сохранены орфография и пунктуация их авторов).

Член Совета при президенте по развитию гражданского общества и правам человека Ева Меркачева неоднократно поднимала этот вопрос на встречах СПЧ с президентом Владимиром Путиным (он также неоднократно говорил о необходимости ограничить поводы для неоднократного продления сроков следствия и содержания под стражей по экономическим делам, однако на практике это ни к чему не приводило).

— Вопрос в первую очередь относится к судам, потому что, какую бы меру пресечения ни просил следователь или прокурор, окончательно решение — за судьей. Мы много раз прорабатывали разные варианты решения вопроса, например, был законопроект, позволяющий начальникам СИЗО отказываться принимать людей, если нет свободных мест. Например, в Бутырском СИЗО сейчас перегрузка примерно на 30%. Многие так называемые пыточные условия в СИЗО связаны с превышением человеческого лимита. Людям не хватает спальных мест, одежды, одеял, еды. Нет конвоя, чтобы выводить людей на прогулку или к адвокатам, не хватает комнат для встречи с адвокатами. Надо, чтобы судьи несли персональную ответственность за каждого арестованного ими. А пока они просто не исполняют постановление пленума, и нужна высшая политическая воля для решения этого вопроса, — считает Меркачева.

Бывший старший следователь по особо важным делам, ведший, в том числе, «Болотное дело», а ныне адвокат Рустам Габдулин, сказал, что излишнее назначение судами меры пресечения в виде заключения под стражу — «вопрос важный, и его необходимо отрегулировать».

— Мнение сенатора Клишаса очень интересно, как и его предложение о привязке проблемы излишнего назначения меры пресечения в виде ареста к будущим решениям квалификационных коллегий судей. Надо изучить вопрос подробно. К сожалению, бывает, что суды назначают меру пресечения в виде ареста, даже если человека обвиняют в экономическом преступлении. Об этой проблеме говорит и президент, — говорит Габдулин.

Адвокат Максим Пашков считает предложение Клишаса неэффективным, так как квалификационные коллегии судей изначально работают с иными целями, чем оценка излишнего количества решений о заключении под стражу.

— Вопрос в излишнем количестве избрания арестной меры пресечения — это вопрос осуществления правосудия. Если суд первой инстанции принял решение об аресте, а апелляционная инстанция это подтвердила, то решение вступило в законную силу, и квалификационная коллегия не может давать ему оценку. Надо, чтобы в России неукоснительно соблюдалось законодательство, надо разорвать спайку между прокурором, следователем и судом первой инстанции. Тогда ситуация выправится, — считает Пашков.

— Проблема действительно существует на протяжении долгого времени. Очень часто решение о заключении под стражу мотивируется лишь одной тяжестью предъявленного обвинения, рассмотрение ходатайств об аресте происходит формально, без должной проверки аргументов следствия. Казалось бы, чего проще: четко следуйте нормам закона и положениям постановления Пленума, который по полочкам разложил, что следует делать в каждой конкретной ситуации. Но на практике все обстоит иначе. При продлении ареста суды зачастую не дают оценки эффективности работы следователей (а волокита встречается по каждому второму делу!) и автоматически сохраняют меру пресечения. Выводы о возможности обвиняемого скрыться основывают лишь на предположениях и догадках следствия. Ходатайства защиты о применении более мягких мер пресечения игнорируются, — рассуждает известный ярославский адвокат Евгений Шприц. — Когда об этом говоришь в суде, то в ответ от следователей и прокуроров слышишь, что это лишь тактика защиты. Но теперь наше мнение стало созвучно с недавним заявлением председателя Верховного Суда о том, что «суды не в полной мере реализуют возможность избрания мер пресечения, не связанных с заключением под стражу». По закону каждое судебное решение может быть проверено вышестоящими судами. Поэтому если апелляционные и кассационные суды будут занимать более принципиальную позицию, то и практика судов первой инстанции поменяется.

 

Екатерина Винокурова

 

Специально для ЯРНОВОСТЕЙ

РаспечататьарестЕвгений ШприцВерховный судВячеслав ЛебедевАндрей КлишасСергей БадамшинЕва МеркачеваРустем ГабдулинМаксим Пашков

ДЕНЬ_ГОРОДА
Адвокаты

Сердце_Ярославля

© 2011 — 2022 "ЯРНОВОСТИ". Сделано наглядно в Modus studio

Яндекс.Метрика