СЕМИНАР
Альфа_мед

Расстрельные списки: что изменилось в российском общественном мнении с начала специальной военной операции

В московских и не только московских гостиных все последние недели заняты составлением списков врагов. Отечества, демократии, себя лично. Редкий пост в соцсетях не обходится без чьего-то комментария о том, что персонажу, упомянутому в посте, необходимо разбить лицо, ну или в самом гуманном случае выселить на другой континент, а лучше — планету.

Антон Красовский с RT пишет о новом проекте Ильи Красильщика: «Очень надеюсь, что первыми от действий нашего добросердечного государства пострадают сотрудники этого медиа. Которое и вправду надо *** (уничтожить)». Алексей Ковалев из «Медузы» (признана иноагентом) составляет списки «бывших людей», преимущественно — сотрудников госмедиа. Владимир Соловьев традиционно возглавляет штаб по борьбе с российской оппозицией, а Мария Певчих из ФБК (признан экстремистской организацией, запрещен в России) обменивается репликами в Twitter с телеведущим Евгением Поповым:

— Какой же ты бессовестный подонок…

— Малыш, ты предала Родину.

В советском фильме «Звезда пленительного счастья» сцена гражданской (или политической) казни снята строго и камерно. Горит огонь, на его фоне читают приговор: «Сих государственных преступников, осуждаемых к политической смерти, по лишении чинов, орденов и дворянства сослать в каторжные работы». Декабристы Трубецкой, Волконский, Анненков и другие по очереди снимают мундиры с орденами, над их головами ломают сабли, после чего они проходят по другую сторону костра — к иной жизни, откуда к прежней возврата нет.

Легенда гласит, что тему люстраций современной российской оппозиции подсказали еще в нулевых политтехнологи, близкие к Кремлю, после чего смеялись: анонсирование широких репрессий на титульном листе программы не добавляет популярности большинству политиков. Действительно, в нулевые годы идея массового наказания, пусть даже в виде гражданской казни, была популярна разве что у политиков-сталинистов, не набиравших, впрочем, на выборах значительных процентов.

Мода пришла откуда не ждали — в виде практики так называемой cancel culture с Запада. Отмена памятников политикам-рабовладельцам, «неправильных» профессоров в университетах, «неправильных» журналистов и, конечно, «неправильных» писателей и актеров захватила информационное пространство. Кейс Джоан Роулинг, «отмененной» за скептические твиты в адрес трансгендеров цитирует уже даже Владимир Путин, ранее не замеченный в симпатиях к «Гарри Поттеру». Певица Лана дель Рей пожаловалась в Instagram на феминисток, обвиняющих ее в романтизации сексуального насилия, за что, разумеется, сразу была отменена феминистками, а Канье Уэст потерял миллионы подписчиков и был вынужден отменить концерты после того, как опубликовал переписку с бойфрендом Ким Кардашьян, а также назвал Дональда Трампа «президентом свободных людей».

Сейчас взаимная гражданская казнь россиян происходит даже не в формате Твиттер-отмены, а в формате взаимных публичных доносов и, как следствие, формирования взаимных санкционных списков.

Чулпан Хаматова дала интервью о том, что не намерена возвращаться в Россию, и осудила специальную военную операцию России на Украине, в таком же ключе высказывается в соцсетях телеведущий Максим Галкин. Они сразу попадают в списки «предателей» и «невозвращенцев», а поддержавшему друга и бывшую жену Аллу Пугачеву Филиппу Киркорову грозит проверка за наличие на юбилейном концерте на сцене креста — на предмет «оскорбления чувств верующих». 

Той же Хаматовой напоминают, что ее неприятие российской власти не мешало ей быть доверенным лицом Владимира Путина на президентских выборах 2012 года и носить звание народной артистки, которое чисто технически невозможно получить, не собрав нужных документов, то есть без собственного ведома и желания.

Певец Николай Басков, напротив, участвует в концертах под буквой Z, эмблемой спецоперации, и попадает в «санкционный список», опубликованный ФБК (признан в России экстремистской организацией) вместе с патриотически настроенным Олегом Газмановым, группой «Любэ» и другими. 

Списки пишут все и про всех: артисты, политики, журналисты, иногда не стесняясь сводить личные счеты. Так, в пресловутый «список ФБК» попал оппозиционно настроенный журналист Олег Кашин, чья вина перед демократией, кажется, заключается лишь в нелицеприятных высказываниях о ряде деятелей того же ФБК. В список попала и покойная худрук театра «Современник» Галина Волчек, умершая в 2019 году, а вот телеведущая Ксения Собчак упоминается и в разных списках «нацпредателей» (например, такой список составил в своем Telegram-канале публицист Армен Гаспарян, предложив читателям выбрать «предателей месяца»), и в списке ФБК. 

— С каждым разом они все больше показывают, что никакой разницы между ними и реальными кремлевскими пропагандистами нет. И те, и те хотят меня линчевать, — отреагировала телеведущая в своем Telegram-канале.

Личные счеты стало сводить как никогда просто. Так, литовский режиссер Римас Туминас был уволен из театра имени Вахтангова после того, как ему позвонили известные пранкеры Вован и Лексус, предложив от лица министра культуры Украины поставить спектакль о Степане Бандере, на что Туминас согласился. 

— Про Туминаса и якобы его «интервью». Это — фейк. Плохо срежиссированный плохим драматургом Юрием Поляковым, который в ненависти ко всему живому в русском театре и к Римасу Туминасу в частности исполнил эту пакость, — комментировал эту историю телеграм-канал «Закулиска», а сам Туминас через несколько дней в интервью «Московскому Комсомольцу» сказал, что разговор перед публикацией подвергся монтажу, исказившему его суть.

Разумеется, крики и обвинения в и без того нервной ситуации работают только на одно: психологическое истощение у обеих сторон.

Более того — весьма вероятно, что антивоенное движение не стало в России массовым (во всяком случае — пока) именно потому, что оно получилось слишком агрессивным в своей публичной риторике.

Нынешняя ситуация ярко высвечивает еще одну важную тенденцию в российском обществе.

Не нужно быть крупным экспертом или искусствоведом, чтобы заранее знать, как по той или иной проблеме выскажется тот или иной лидер общественного мнения.

Одного деятеля процитируют каналы бывшего «Эха Москвы» с обязательной банальщиной: «Посмотрите. Это — Человек!», далее эту цитату подхватит «Медуза» (признана в России иностранным агентом) с формулировкой: «Коллега-интервьюер показала эталонную работу», потом материал уйдет в соцсети, где активисты движения «Весна» или очередного «Марша за свободу России» напишут «Мария Иванова — с нами» и так далее. 

Другого деятеля процитируют по «России-24», где в его поддержку выскажутся стандартные гости телестудий, у которых, кажется, меняется только возраст и количество орденов, потом это подхватит «Царьград» с заголовком «Настоящий патриот: Иван Иванов», после чего патриотические соцсети взорвутся комментарием «Красава!!!». 

За примерами далеко ходить не надо: чтобы посмотреть основных лидеров общественного мнения с одной стороны, достаточно гостевых стримов Владимира Соловьева и других авторов, делающих программы на его канале — самом крупном агрегаторе провластной позиции. Чтобы увидеть противоположную сторону, можно посмотреть списки гостей телеканала «Дождь» (признан иностранным агентом) и сетки каналов бывших ведущих «Эха Москвы». Постоянные гости совпадут процентов на 80, как и их тезисы.

Более того — творческие профессии в России, да и не только в России, династийны (например, хрестоматийная династия Лошаков-Монгайт, не первое поколение работающих с сферах телевидения и культуры; с другой стороны, к примеру, есть семья Романа Бабаяна, чей сын пошел по стопам отца), поэтому случайные люди на первых ролях появляются тут относительно редко.

Одни и те же товарищи выступают годами, оправдывая на самом деле лишь свой собственный выбор и собственную ставку, при которой выигрывают лично они. Повторяют они, по сути, одни и те же собственные тезисы. Оппозиция презирает режим, режим обвиняет оппозицию в продажности, и даже 24 февраля 2022 года не подарило тут ни единого нового смысла.

Тяжелее всего сейчас приходится людям с так называемым «непакетным» мышлением, то есть не являющихся драйверами или сателлитами одной из сторон. Например, сочувствующим всем мирным жителям, страдающим от конфликта. Или выступающим против люстрационно-санкционных списков в принципе с робким напоминанием, что всем еще предстоит, если повезет, жить на одной планете Земля. Сочувствующих «Филе Киркорову», но не желающих смерти российских солдат. 

Для этих людей списки нацпредателей и разжигателей ничего не меняют: их позиция, кажется, не представлена сейчас вообще никем. 

Олег Кашин в колонке для Republic (признано СМИ — иностранным агентом) пишет: «Чем больше музыкантов будут лишены возможности выступать в России, публиковать свои альбомы в отечественных (а других уже совсем и не осталось) стриминговых сервисах и звучать в эфире радиостанций, тем больше возможностей у тех, кто во времена относительно свободной конкуренции не имел никаких шансов ни на что»…

Здесь же он сравнивает тех, кто придет в сфере культуры на смену «уехавшим», с теми малоизвестными журналистами, которые приходили в разгромленные редакции вроде той же самой «Ленты.ру» после увольнения «золотых составов». 

Впрочем, Хаматову в «Современнике» заменила популярная и состоявшаяся Юлия Пересильд, а те самые не очень известные журналисты из той самой «Ленты.ру» на 9 мая наполнили главную страницу издания антивоенными сообщениями. 

Ждут ли их в оппозиционных изданиях за границей? Сложный вопрос: даже найм бывшего редактора Первого канала Марины Овсянниковой в немецкое издание Die Welt вызвал всплеск недовольства среди российских публицистов: мол, одного публичного жеста недостаточно, чтобы получить действительно хорошую работу, когда мест работы не хватает тем, кто свою оппозиционную точку зрения обозначил много лет назад.

На самом же деле уже «не взлетевших» звезд не заставит летать ни одна политическая ситуация, благо, как уже было сказано, на любой из сторон и так происходит толкучка из старых и заслуженных знаменитостей, медиаперсон и других лидеров общественного мнения из до боли схожих темников и цитатников самопровозглашенной совести нации.

Настоящий шанс могут получить не просто новые лица, а лица, которые смогут что-то новое сказать. Не талдычить привычные тезисы о кровавом режиме или оппозиции-иностранных агентах, полагаясь на существующие рецепты попадания в одну из орбит по разные стороны баррикад, а сказать вообще что-то свое.

Наш мир медиа или шоу-бизнеса находится в застойном состоянии, повторимся, по обе стороны баррикад, не год, не два, не три и даже не десять или пятнадцать лет. За этих людей давным-давно можно придумывать тексты самостоятельно и развлечения ради лепить фейковые цепочки цитируемости. 

Есть и ситуативные «звезды» вроде той же Овсянниковой или, допустим, «бабушки с советским флагом». Но ведь у всех нас были в юности музыкальные группы, спевшие одну или две песни, про которых мы лишь иногда с изумлением спрашиваем: «куда же они делись?».

В ситуации нервного истощения, усталости от крика, наконец, просто усталости от людей, которые десятки лет твердят одно и то же, будут востребованы те, кто произнесет свежие слова, которые достигнут ушей аудитории, остающейся вне солидарности с какими-либо списками и не горящей желанием их пополнять или помогать продвигать.

Эта аудитория, с одной стороны, не готова жить в 2022 году в парадигме 1941 года, строить неосоветский проект за «железным занавесом» и ходить строем, с другой стороны, не готова считать себя частью «провалившейся нации», которая должна за бургер сделать революцию и покаяться. 

Да, у тех, кто будет искать эти самые новые слова, не будет центральных площадок ни по одну из сторон баррикад, не будет новоявленных фанатов в Твиттер «Посмотрите, правду сказал», оборотной стороной медали которого является ситуация с той же cancel culture, когда хвост начинает вилять собакой.

Эти слова, очевидно, не должны быть агрессивными, а отстройка самих себя не должна отталкиваться от построения образа врага. Но самое главное — от этих слов аудитория не должна хотеть умереть сама или поубивать кого-то другого.

 

Екатерина Винокурова

Специально для ЯРНОВОСТЕЙ

РаспечататьЭхо МосквыКсения Собчакчулпан хаматоваОлег КашинБабушка АняМарина ОвсянниковаАлла ПугачеваМаксим ГалкинФилипп КиркоровЮлия Пересильдcancel culture

ДЕНЬ_ГОРОДА
Адвокаты

Сердце_Ярославля

© 2011 — 2022 "ЯРНОВОСТИ". Сделано наглядно в Modus studio

Яндекс.Метрика