трубы
Альфа_мед

Беспрецедентные проблемы: где и как будут судить националистов из «Азова»

Сдавшиеся в плен бойцы батальона «Азов» не будут подлежать обмену, их будут судить, хотя пока непонятно, будет ли процесс проходить на территории России или на территории ДНР, где есть смертная казнь.

— «Азов» — просто самое медийное подразделение. Есть несколько тысяч украинских пленных, по которым можно вести переговоры по обмену, — пояснил ЯРНОВОСТЯМ осведомленный источник.

По его словам, действительно обсуждался вопрос, включать ли «азовцев» (не все сдавшиеся в плен на «Азовстали» состоят в этом батальоне, уточняет источник) в списки на обмен, но теперь политическое решение принято с учетом российского общественного мнения.

Источник не скрывает своего раздражения: «Дались они всем, эти «азовцы»! Устроили международную пиар-кампанию в пользу нацистских преступников».

Об этом же сегодня заявил председатель комитета Госдумы по международным делам Леонид Слуцкий.

— Те, кто реально пытал, убивал людей, те, кто задержаны в ходе специальной военной операции, должны получить адекватное наказание, — сказал Слуцкий.

Теперь остается решить, где будет проходить судебный процесс, с учетом международной реакции.

— Россия больше всех заинтересована в том, чтобы показать в ситуации информационной войны международному сообществу, что батальон «Азов» — военные преступники. Процесс должен быть максимально гласным и юридически чистым, поэтому решение, где он пройдет, в ДНР или в России, не принято, — объясняет собеседник ЯРНОВОСТЕЙ.

Далее встает вопрос о том, будут ли «Азов» судить военным или гражданским судом, а также вопрос о праве обвиняемых на защиту.

ЯРНОВОСТИ поговорили с яркими представителями российской адвокатуры, готовы ли они защищать «азовцев», не испытывая при этом к ним симпатии и подвергаясь общественному давлению.

Адвокат Сталина Гуревич говорит, что если процесс будет проходить на территории ДНР, то неясно, смогут ли иностранцы (граждане РФ) защищать иностранцев (граждан Украины) на территории третьего государства.

— В соответствии с законом об адвокатской деятельности и адвокатуре ДНР, адвокаты иностранного государства могут оказывать юридическую помощь на территории Донецкой Народной Республики по вопросам права данного иностранного государства. При этом адвокаты иностранных государств не допускаются к оказанию юридической помощи на территории Донецкой Народной Республики по вопросам, связанным с государственной тайной Донецкой Народной Республики. Также следует отметить, что без регистрации в Едином реестре адвокатов ДНР осуществление адвокатской деятельности адвокатами иностранных государств на территории Донецкой Народной Республики запрещается, поэтому сомнительно, что российские адвокаты смогут на территории ДНР осуществлять защиту «азовцев», — рассуждает Гуревич.

— Адвокат, работающий по соглашению, а не по назначению, имеет возможность самостоятельно принимать решение о готовности принять защиту того или иного доверителя, в том числе и в зависимости от своих этических принципов. Например, я, впрочем, как и многие коллеги, не приму поручение на защиту в деле о сексуальном насилии над детьми, если буду иметь сомнения в невиновности обвиняемого. При этом, по российскому закону, любой человек имеет право на защиту, и, если он не находит себе адвоката по соглашению, адвокат ему назначается за счет государства. Думаю, что на территории ДНР действует тот же принцип, — поясняет Гуревич. Она добавляет, что если бы к ней обратились «азовцы», она бы защищать их не стала.

Один из собеседников ЯРНОВОСТЕЙ в адвокатском сообществе говорит, что вопрос о месте процесса над «азовцами» — это только часть «беспрецедентных проблем», которые встанут перед теми, кто будет этот суд организовывать: ведь речь идет о нескольких сотнях человек.

— Сперва понадобится не менее сотни следователей, которые бы собрали фактуру для стороны обвинения по военным преступлениям с учетом индивидуальных действий каждого из членов батальона. На это может уйти даже не один год, и столько же — на сам процесс с учетом количества обвиняемых, — объясняет он.

Член Совета Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации Константин Добрынин говорит, что нет повода для какого-то специального обсуждения, защищать или нет украинцев, ведь с профессиональной точки зрения отсутствует даже сам предмет обсуждения: право на защиту фундаментально и универсально, оно не знает никаких исключений и ограничений, в том числе и в военное время или в условиях чрезвычайного положения, невзирая при этом ни на какие геополитические обстоятельства.

— Из этого следует, что каждый обвиняемый, который этого пожелает, должен быть обеспечен защитой, а по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях участие защитника обязательно в силу закона. Стоит также напомнить всем о том, что адвокат защищает не преступление, а человека, подвергнутого уголовному преследованию. Человека невиновного, пока приговором суда не установлено обратное. Поэтому — нравится это кому-то или нет! — пленные украинские военные «Азова» с точки зрения закона невиновны. И должны быть под адвокатской защитой безусловно. Презумпция же невиновности тоже универсальна и не зависит от характера обвинения. Дальше — личный выбор каждого адвоката, к которому такое обращение за защитой может поступить: принять защиту или нет. Но тот, кто возьмется защищать, будет обязан работать честно и с полной отдачей, невзирая на любые обструкции и выпады, неизбежные по любому резонансному делу, тем более такому и сейчас. Во всяком случае мы бы отнеслись к подобному обращению именно так, — говорит Добрынин.

Адвокат Максим Пашков напоминает, что, согласно статье 18 закона «Об адвокатуре» Российской Федерации, «адвокат не может быть привлечен к какой-либо ответственности (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) за выраженное им при осуществлении адвокатской деятельности мнение, если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность адвоката в преступном действии (бездействии)».

Адвокат Сергей Бадамшин говорит, что задача защитника в суде — сохранить сам принцип справедливого правосудия, не допустить нарушения прав подзащитного, а не оправдание самого деяния.

— Адвокат обеспечивает сам принцип независимого и справедливого правосудия, основанного на равноправии сторон. «Азовцы» должны иметь все возможности для защиты в суде, и прежде всего в этом заинтересовано само правосудие. При этом следует подчеркнуть, что военнопленные могут подвергаться суду лишь за военные преступления, но не за участие в военном конфликте, — говорит Бадамшин.

 

Екатерина Винокурова

Специально для ЯРНОВОСТЕЙ

Распечататьукраинский конфликтазов

ЖК Арена
Адвокаты

Сердце_Ярославля

© 2011 — 2022 "ЯРНОВОСТИ". Сделано наглядно в Modus studio

Яндекс.Метрика