Цирк 1
Верико

Леван Еремеишвили: «Ты платишь налоги, а потом все равно идешь в частную клинику – государство и не чешется!»

Челюстно-лицевой хирург из Ярославля Леван Еремеишвили стал известен по всей России и далеко за ее пределами тем, что в личное время бесплатно оперирует детей с врожденными пороками развития по всему миру. Впрочем, врач продолжает работать и в Ярославле, в том числе и в государственных больницах. В начале недели он решил открыто рассказать о вопиющей ситуации в ЯОДКБ, где из-за технических проблем уже несколько лет в жару перестают работать операционные.

ЯРНОВОСТИ встретились с Леваном Еремеишвили. Разговор получился предельно откровенным.

ЯРНОВОСТИ: Около полугода Ярославская область «кипит» – практически всех жителей региона задела инициатива департамента здравоохранения по «оптимизации» больниц. Депутаты, СМИ и простые ярославцы пристально следят за этим процессом. При этом врачи-специалисты редко говорят о том, как ситуация отражается на них.

– Мне кажется, что реформы надо начинать не с закрытия больниц – оптимизации, а с самого подхода к организации медпомощи. Очень многое относится не к местному здравоохранению, а к государственному.

К примеру, у ребенка есть пупочная грыжа. Для нас – это плановая, рутинная операция. Она занимает 30 минут-час и проводится по полису ОМС. Если вы делаете операцию в стационаре, то ложитесь в больницу на неделю. И по нормам Минздрава не можете выписаться раньше. Но если вы на эту же операцию попадете через дневной стационар, то буквально через два часа поедете домой. И это нормальная практика. Нужно раз в два дня приезжать в дневной стационар на перевязку. Если родители не полные профаны, то и для ребенка так даже лучше. Дома стены лечат.

Получается, что при одной и той же операции государство тратит на ребенка абсолютно разные средства. За неделю пребывания в больнице оплачивается и питание, и работа врачей с санитарами. Много всего. А в нашей практике здоровые дети запираются в отделении на неделю. Зачастую в душных палатах на 5-6 человек. А если, не дай бог, какая-то инфекционная болячка – ветрянка или краснуха, то все скопом попадают в карантин.

 

Логично, что в больнице должны оставаться те, кому действительно нужен длительный уход. Но вместо этого отделения забиваются такой «мелочевкой».

Если вернуться к ситуации с операционными ЯОДКБ (ЯРНОВОСТИ писали о ситуации 11 июня, – прим. ред.). Объясню, как это выглядит: [купив такое оборудование], руководство больницы, проще говоря, купило «Мерседес», но на техучет его не поставило, на техосмотры не ездит. Сейчас этот «Мерседес» стоит на кирпичах, в салоне красиво, дверки закрываются, но он не ездит.

Установленные в областной детской больнице операционные – очень хорошие, современные. Но их возможности используются процентов на 50. А половина операционного блока до сих пор не введена в эксплуатацию. Хотя после капитального ремонта прошло лет 5.

ЯРНОВОСТИ: Искренне удивляет, что профильный департамент и руководство ЯОДКБ считают эту ситуацию нормальной.

– Они боятся. Уже шесть лет никто не говорит про тот самый «Мерседес на кирпичах», потому что начнутся вопросы: «Куда дели деньги, почему не доделали?». Боятся все: главврач боится, что «прилетит» из депздрава, зав операционной – что настучит по голове главврач. У всех же квартира-дети-ипотека. Это меня прорвало, потому что я на них не завязан. Ну, уволят меня.

Самое смешное, все руководители – тоже заложники. Им сказали: «Исполняйте майские указы», вот они и вертятся. Им сказали сверху: «Этих денег вам должно хватить. Мы так посчитали!», и они не могут ответить, что денег недостаточно. Потому что самих уволят!

ЯРНОВОСТИ: Если вас уволят, они не останутся без специалиста, который очень нужен?

– Будем честными, у нас в структуре государственного здравоохранения сейчас нет детского челюстно-лицевого хирурга. В Ярославской области его просто нет. В частной клинике я бесплатно принимаю детишек до 16 лет с патологией челюстно-лицевой области. Детские хирурги это знают и направляют детей ко мне.

 

ЯРНОВОСТИ: Большая ли в целом нехватка узкопрофильных специалистов?

– Знаю только по нашей специальности. У нас нет государственных ортодонтов хорошего уровня. Даже когда специалисты есть, у них нет хорошего оборудования. Сейчас очень многое в медицине зависит от технического оснащения. Хорошее оборудование дает возможность проводить лечение пациентов на современном уровне, что значительно улучшает качество жизни людей. То же самое и в детской челюстно-лицевой хирургии, которая очень тесно связана с ортодонтией. 

Родителям приходится обращаться в частные клиники, где лечение стоит порядка 300 тысяч рублей. Приличные деньги.

Раньше мы работали через фонды помощи детям. Их много, они не являются иностранными агентами, некоторые вообще известны благодаря Первому каналу. Это давало нам возможность проводить бесплатно и оперативное лечение, и ортодонтическое, которое необходимо детям с расщелинами неба! На это наш депздрав обиделся. Нам сказали: «Как это – ярославских детей через фонды лечить, давайте через ОМС». Мол, у нас все есть. Ведь надо отрапортовать, что мы своими силами организуем работу. Но на самом деле это не так.

Сейчас, по новым технологиям, врачи могут оперировать полную расщелину неба в два года. Раньше это делали в шесть лет, потому что с двух до шести лет идет интенсивный рост верхней челюсти и рубец на небе деформировал верхнюю челюсть. За это приходилось расплачиваться долгой логопедической реабилитацией.

Современные ортодонтические технологии позволяют оперировать раньше и потом постепенно расширять небо, но если действовать, как хочет «здравоохранение», то операцию проводить придется по старинке. Получается, откатываемся в прошлый век.

ЯРНОВОСТИ: Такая ситуация по всей России?

– В той или иной форме.

ЯРНОВОСТИ: При этом правительство Ярославской области частенько рассказывает нам о закупках нового оборудования.

– О, для нас это праздник… а по факту – рутинная работа. Закупка нового оборудования должна идти синхронно с техническим прогрессом. У наших специалистов хорошие навыки, но мы отстаем технологически. Те самые новые аппараты должны закупаться, как минимум, во все крупные больницы.

Многие ортодонты отказываются от работы с детьми с врожденной патологией, потому что это длительный трудоемкий процесс. Много легче делать взрослым голливудские улыбки. А лечить детей – тяжело, нужно много думать, просчитывать. И учиться для этого специально. Поэтому важно таких врачей и технически оснащать, и материально поддерживать.

ЯРНОВОСТИ: Получается, оптимизация должна начинаться с этого? 

– Да. Может быть, и надо сокращать количество больниц, которые дублируют функции друг друга. Но перед этим надо создать базовые медучреждения, оснастить их и создать условия для работы врачей и лечения пациентов. А у нас вся оптимизация начинается «с хвоста». Такое ощущение, что нет плана реформы. Сначала сокращают больницы, а потом думают, что делать дальше. С таким подходом мы часто теряем квалифицированный персонал. Кто может – уходит в частные клиники. 

Какая реформа-оптимизация! В Ярославскую областную детскую клиническую больницу сейчас попробуй въехать на машине! Я не знаю, как скорая помощь детей на въезде не теряет. Там дорога настолько разбитая, что легче, кажется, ребенка на руках принести с Тутаевского шоссе. А ведь в нее привозят детей в терминальном состоянии. И отделения не доведены до ума. Жалко врачей и пациентов отделения патологии новорожденных. Выглядит оно плачевно!

Скоро ЯОДКБ посетит министр здравоохранения, и вот они сейчас «шуршат» – красят стены, залатывают дырки.

ЯРНОВОСТИ: То есть, создается видимость? 

– У нас во всем – видимость. Как оно осталось с «потемкинских деревень» – все это видимость и есть. Что-то ремонтируется, приводится в порядок только к приезду крупного чиновника. Начальства! А плановой, постоянной работы над содержанием медучреждений не видно. Город ремонтировали к 1000-летию – гости приедут, а больницу – к приезду министра. Так от случая к случаю все и происходит.

 

ЯРНОВОСТИ: Как эти проблемы решаются за рубежом?

– У всех разные системы, разные объемы государственного финансирования здравоохранения. Из примеров действительно хорошего опыта – медицинский центр на Тайване, где я учился три месяца. Я очень много об этом разговаривал с профессором, как у нас говорят, зав. кафедрой, а также с директором этого центра. Это большущая частная клиника, но они работают с ОМС. Там система так хорошо настроена, что туда входит, в том числе, и работа специалистов-ортодонтов. И зарабатывают они и на ОМС, и на частных заказах.

Таким клиникам проще делать большой оборот. Они не задирают цены, чтобы оборот обеспечить. При этом если ты, к примеру, хочешь отдельную палату, то просто доплачиваешь.

ЯРНОВОСТИ: Такую систему реально запустить в России?

– У нас сейчас нет нужной базы. Нужно стимулировать развитие частных страховых компаний, которые будут делать свои клиники.

А сейчас мы платим государству по умолчанию, потому что не можем этого не делать. Потом, если нужно что-то сделать быстро и качественно, все равно идем в частную клинику. Платим дважды.

ЯРНОВОСТИ: Многие ли компании частные готовы ли были принимать по ОМС в России?

– Частные клиники с удовольствием брали бы клиентов по полису обязательного медицинского страхования. При условии, конечно, что в Минздраве правильно станут рассчитывать тарифы на операции или амбулаторное лечение пациентов.

ЯРНОВОСТИ: Не получится ли так, что мы придем к американской системе, когда легче платить самому за медицинскую страховку и пользоваться платными услугами?

 – Это и правильно. Человек должен сам распоряжаться своими деньгами. Он должен иметь выбор. Это стимулирует конкуренцию между клиниками, и, в конечном счете, выливается в улучшение качества медицинской помощи. Конечно, есть в такой системе и некоторые минусы. При ней государство должно обеспечивать возможность базовой медицинской помощи для малоимущих.

В той же Америке, стандартная практика – иметь страховку какой-то конкретной компании. У этой компании есть клиника в любом крупном городе. Если тебе стало плохо – вызываешь скорую, и тебя везут в такую клинику, а там уже обеспечивают условия согласно тому уровню, по которому ты платишь. Государственные больницы есть в любом случае, так что правительство ответственность тоже несет. Но главное – есть выбор.

Просто в России, когда ты сначала платишь налоги, а потом все равно идешь в частную клинику – государство и не чешется: деньги оно с тебя получило, а дальше делай как хочешь!

РаспечататьздравоохранениедетиинтервьюЛеван Еремеишвили
Цирк 3

Золотой сезон
Заглушка 6
Цирк 2
Заглушка 9
Адвокаты

Мир Дерева июль 2019

Ярославские адвокаты просят Александра Бастрыкина возбудить уголовное дело против судьи Заволжского районного суда

© 2011 — 2019 "ЯРНОВОСТИ". Сделано наглядно в Modus studio

Яндекс.Метрика